Актовегин при планировании беременности

Геморрой в определённом смысле можно назвать уникальным заболеванием. Из-за расположения в районе ануса обсуждать эту болезнь с другими людьми, даже с врачом, нелегко большинству людей. В результате про геморрой существует огромное количество слухов, не имеющих никакого отношения к действительности.

О том, что же такое геморрой на самом деле, опасен ли он и какого лечения требует это заболевание, мы попросили рассказать врача-онколога, проктолога и хирурга, члена правления Российского общества эндоскопических хирургов, члена международного комитета Американского общества колоректальных хирургов, члена Общества американских гастроинтестинальных и эндоскопических хирургов, руководителя Международной школы практической хирургии, руководителя центра хирургии GMS Clinic, советника главы Республики Калмыкия по здравоохранению Бадму Николаевича Башанкаева.

— Сегодня нам хотелось бы обсудить с вами такую проблему, как геморрой. Существуют данные о том, что в течение жизни геморрой развивается у 70–80% людей, хотя за медицинской помощью обращается не более 10–15%. Насколько верны эти цифры? В чём причины возникновения геморроя?

— В США считается, что около 4–10% населения страдает той или иной формой геморроя. В России иногда появляются данные, что у нас 80% людей страдает геморроем.

Слыша такие цифры, я всё время повторяю стандартную шутку: может быть это «ментальный геморрой», «геморрой задумчивости и рефлексии»? Бывает так: заходит человек, и видно, что у него «геморрой» по жизни, причём физического геморроя у него нет, а ментальный есть.

Так что данные о том, что геморроем страдает 80% населения действительности не соответствуют истинной заболеваемости. Хотя, конечно, если мы говорим о людях старше 50 лет, то среди них число лиц, страдающих от геморроя, действительно высоко.

К этому возрасту такие геморроидальные жалобы, как кровь из заднего прохода, зуд возле заднего прохода, дискомфорт, выпадение узлов, в Европе имеет примерно 30–40% зрелых людей.

Напомню, что в дистальной части прямой кишки (верхняя часть хирургического анального канала), покрытой слизистой прямой кишки и не имеющей болевой чувствительности, располагаются внутренние геморроидальные сплетения — внутренний геморрой, а в её нижней части, покрытой кожей, богато иннервированной болевыми рецепторами, расположены наружные геморроидальные сплетения — наружный геморрой. Наружные и внутренние узлы разделены «зубчатой» линией. Это место слияния слизистой и анодермы. Высота всего анального канала у женщин около 2–3 см, у мужчин — до 5 см, поэтому при значительных отёках, тромбозах или длительном стаже заболевания наружные и внутренние сливаются (комбинированная форма), даже хирургам сложно дифференцировать группы узлов. В этой связи есть особенности проявления геморроидальной болезни: наружный геморрой почти всегда лишь болит во время того, как отекает или тромбируется, а внутренний выпадает из заднего прохода и кровит, вызывая зуд и дискомфорт.

Причины возникновения геморроя до конца неизвестны. Есть несколько теорий (как минимум три). Одна из них, которая мне нравится, объясняет, что базисной, основополагающей особенностью формирования геморроя является наше прямохождение, а уж затем все остальные факторы.

Дело в том, что у животных нет геморроя, потому что они на четырёх лапах ходят и у них кровь туда не приливает, нет сочетания натуживания и гидростатического давления. А мы, люди, стали ходить, и у нас появились заболевания позвоночника, вен нижних конечностей и геморроя, вызванные прямохождением.

Например, структура анального канала — это две мышцы (внутренний и наружный сфинктеры), которые обхватили друг друга для того, чтобы предотвратить нечаянный «пук» или «как». Однако сделали они это всё равно несколько неплотно.

Поэтому геморроидальные узлы возможно являются уплотнительной мембраной, подобно лепесткам, закрывающим диафрагму в фотоаппарате. При натуживании происходит их соскальзывание внутрь анального канала.

Соответственно, чаще всего считается, что у человека геморрой возникает в результате сочетания, помимо прямохождения, разных предрасполагающих факторов, таких как наследственность, малоподвижный образ жизни, беременность, хронические запоры, натуживание, подъём тяжестей, ожирение. Однако мы не знаем на 100%, от чего возникает геморрой. А если ты не знаешь причины болезни, то и не можешь её предотвратить на 100%.

— Насколько серьёзной проблемой является геморрой? Каковы его симптомы и какие исследования необходимы для подтверждения диагноза? Какие осложнения могут развиться при геморрое?

— В большинстве случаев это просто снижение качества жизни: зуд, выпадение узлов и кровотечение приносят определённые неудобства.

Очень многое зависит от стадии геморроя. Обычно мы используем английскую классификацию для внутреннего геморроя. Для наружного есть свои степени.

Итак, для первой стадии внутреннего геморроя характерно выбухание узлов и периодические кровотечения. На второй стадии узлы увеличиваются, добавляются выпадения (но узлы вправляются самостоятельно).

Третья стадия проявляется так же, как и начальные, однако узлы при выпадении сами уже не вправляются и надо помогать рукой или пальцем.

На четвёртой стадии происходит постоянное выпадение кровоточащих узлов, которые уже не вправляются в задний проход.

Чаще всего встречается первая и вторая стадия, поэтому обычно геморрой — это просто периодическое кровотечение, выпадение узлов, дискомфортное ощущение, зуд. Иногда в тяжёлых случаях, когда человек долго не идёт на приём к врачу, то возможно развитие анемии.

В то же время хочу сказать, что даже при отсутствии жалоб у людей должна быть культура посещения проктолога, поскольку даже если человек совершенно здоров и у него нет родственников с заболеваниями толстой кишки.

заднего прохода, то всё равно надо в 45 лет прийти к проктологу на приём, обсудить с врачом необходимость проведения колоноскопии и сделать её.

А при наличии геморроидальных жалоб поход к проктологу неизбежен, поскольку основным методом диагностики для геморроя является осмотр и аноскопия: мы заводим короткую пластиковую или железную трубочку в задний проход и на выходе смотрим, как выпадают узлы. Это несложно.

— Что вы думаете об утверждении, что геморрой приводит к раку и является одной из ведущих причин смерти?

— Геморрой снижает качество жизни, но он никогда не перерастает в рак. Сам истинный геморроидальный узел не может трансформироваться в рак. На нём может вырасти полип, но в самом артериовенозно измененном геморроидальном узле рак никогда не возникает.

По сути, геморрой — это социальное заболевание, которое прежде всего меняет настроение человека.

Понятно, что когда человек постоянно видит кровь в туалете или на туалетной бумаге, то начинает беспокоиться вплоть до того, что появляются панические мысли о смерти.

Но геморрой не может быть ведущей причиной смерти, если только ментально, в виде депрессии. А так, страшного в геморрое ничего нет.

Но иногда геморрой может маскировать рак. И даже проктолог может допустить ошибку и начать лечить геморрой. Но проходит 4 недели, 8 недель, а кровотечение продолжается. Таким образом, никогда нельзя расслабляться.

Нужно обязательно делать колоноскопию, чтобы быть уверенным не на 99%, а на 100%, что это именно геморрой, а не рак.

Нужно всегда помнить о том, что рак прямой и толстой кишки — самый распространённый вид онкологического заболевания и всегда сохранять настороженность по поводу этого заболевания.

— Как лечить геморрой и можно ли замедлить развитие уже возникшего геморроя? Когда возможно консервативное лечение геморроя, а когда приходится говорить об операции?

— Первое, с чего нужно начинать лечение геморроя, — это поверить своему доктору. У каждого врача своё видение больного, и если вы будете постоянно переходить от одного врача к другому, то каждый из них будет давать свои рекомендации, что будет уменьшать ваши шансы на успех лечения.

Здравое и обоснованное лечение очень хорошо описано во всех колопроктологических руководствах мира.

Оно заключается в банальном изменении качества стула, устранении запоров, нормализации диеты, в том числе увеличении объёма пищевой клетчатки в рационе, обильном питье, ограничении алкоголя, обоснованном приёме препаратов в острых ситуациях.

Например, если кровит внутренний геморрой, то мы предлагаем для лечения свечи, чтобы лекарственное средство попало внутрь анального канала. Если отекает наружный узел, то правильней использовать лишь мази или кремы.

Если консервативная терапия не помогает, то нужно задумываться об операции. Но это через 4–12 недель подготовительного лечения, а не сразу на приеме с аноскопом в заднем проходе у пациента. Не надо торопиться в этом вопросе. Я крайне редко говорю сразу при первичном осмотре, что нужна операция. Для немедленной операции должно быть веское основание.

У хорошего проктолога из 100 человек, которые пришли к нему с жалобами на геморрой, на операцию уходит около 5–17%, т. е. в среднем всего лишь 10% больных с диагнозом геморрой, а не 100%.

Пациенту спокойно объясняешь, что от этого не умирают, что если он будет мягко какать, если никогда не будет запоров и он перестанет выполнять резкие силовые упражнения со штангой, то ему понравится такое качество жизни. И уточняешь, как пациент представляет себе операцию по геморрою, какие ожидания по выздоровлению, болевому синдрому, способам и методам операций.

А после этого рассказываешь, что в первую неделю после операции его может ждать такой болевой дискомфорт, что он будет думать, что какает «ёжиками», что заживление может идти 4­-6 недель, и многие пациенты задумываются о том, нужна ли им эта операция на самом деле.

Да, мы стали использовать чаще лазер, у него отличные результаты по малому болевому синдрому, срокам заживления, но опыт показал, что при первой и частично третьей стадии он сопряжён с риском рецидива, который в 5–10 раз больше, чем у традиционной операции по Миллигану — Моргану.

Читайте также:  Когда можно жимолость ребенку

В основе принятия решения об операции должно лежать информированное согласие пациента: не формальное, когда дают подписать бумажку с таким названием и при этом убеждают пациента, что всё будет хорошо, а реальное, когда пациент действительно понимает, каковы преимущества лечения, чем ему грозит операция, чем он рискует и что будет, если согласится или откажется от неё.

— Какие операция проводятся по поводу геморроя? Расскажите о возможностях малоинвазивного лечения геморроя?

— Существует огромное количество операций по поводу геморроя, и каждая из методик нужна для разных ситуаций. Двух одинаковых геморроев не бывает, и к каждому пациенту нужно подходить индивидуально.

Основная идея при внутреннем геморрое состоит в том, что нам нужно как-то контролировать ножку, питающую геморроидальный узел, по которой поступает кровь к увеличенному узлу.

Поэтому самая распространённая и, наверное, самая радикальная операция — это операция Миллигана — Моргана, в ходе которой мы иссекаем комплекс и наружных, и внутренних узлов. В результате этой операции остаётся 2–4 значительные раны в заднем проходе, однако в запущенных случаях это может быть единственным выходом.

Если коротко, то операция Миллигана — Моргана — это болезненно для пациента, но она позволяет вылечить даже сложные случаи и гарантирует почти полное отсутствие больших рецидивов.

На начальных же стадиях заболевания широко применяется амбулаторное лигирование и склерозирование. Эти процедуры очень малоинвазивны, проводятся в кабинете у проктолога.

По сути, операции выглядят так: пациент пришёл, лёг на кресло, ему сделали процедуру, не требующую наркоза, через пять-двадцать минут он ушёл домой. Но такие процедуры применимы не позднее 1–2 стадии.

При третьей стадии риск возврата заболевания или неудачного результата высок.

Также есть лазерные операции по поводу геморроя. Их особенность состоит в том, что объём, успешность и результаты такой операции в определённой степени зависят от используемого оборудования и подбора правильных случаев.

Всем лазер делать нельзя. И тут я хочу немного похвастаться тем, что у меня в клинике стоит суперсовременный лазер и не один для проведения таких операций. Есть апробационные модели, таких лазеров в России всего два-три.

Также многие клиники как в России, так и за рубежом предлагают при геморрое проводить дезартеризацию геморроидальных узлов (методика HAL-RAR). Она позволяет провести оперативное вмешательство при геморрое быстро и безболезненно, однако результаты такой операции сильно зависят от хирурга и часто процент рецидивов при HAL-RAR достигает 30–50%.

К популярным ранее методикам оперирования при геморрое относится и операция Лонго.

Итальянский профессор Антонио Лонго, наш большой друг, в 1993 году предложил новую методику радикальных операций, которая получила название геморроидопексия.

В России, как и во всём мире, был определённый энтузиазм и любовь к процедуре, однако теперь это единичные операции. Причины стандартны: изощрённые осложнения и неимоверный процент рецидива жалоб.

Впрочем, как всегда, выбор врача, его квалификация и опыт являются важнейшими слагаемыми успеха при любой операции наряду с доверием пациента к своему лечащему врачу и готовностью больного чётко следовать полученным рекомендациям. Если все эти требования выполнены, то вылечить геморрой не составит особого труда и он никак не повлияет на ваш образ жизни, планы, мысли и настроение.

Мне очень импонируют японские национальные рекомендации по лечению геморроя от 2017 года, где в основном уделяется внимание изменению образа жизни (Everyday Lifestyle Guidance), которые заключаются:

  • в ограничении длительного сидячего положения,
  • ограничении работы в холодных условиях,
  • ограничении натуживания при дефекации,
  • тщательном выборе продуктов питания и питья,
  • умеренных физических нагрузках,
  • снижении эмоциональных стрессов.

Будьте здоровы, дорогие читатели!

Источник: DNAhealth.ru

Инструкция по применению Актовегин раствор для инъекций 40мг/мл 2мл

Лекарственные формы

раствор для инъекций 40мг/мл 5мл
раствор для инъекций 40мг/мл 2мл
раствор для инъекций 40мг/мл 10мл
таблетки 200мг

Международное непатентованное название

? Нет

Состав Актовегин раствор для инъекций 40мг/мл 2мл

Активное вещество — депротеинизированный гемодериват крови телят.

Группа

? Средства, стимулирующие регенерацию

Производители

Такеда Австрия/Такеда Фармасьютикалс(Австрия), Такеда Австрия(Австрия), Сотекс(Россия)

Показания к применению Актовегин раствор для инъекций 40мг/мл 2мл

Метаболические и сосудистые нарушения головного мозга (острые и хронические формы нарушений мозгового кровообращения, деменция, черепно-мозговая травма); Периферические (артериальные и венозные) сосудистые нарушения и их последствия (ангиопатия, трофические язвы); Заживление ран (язвы различной этиологии, трофические нарушения (пролежни), нарушение процессов заживления ран); Термические и химические ожоги; Радиационные поражения кожи, слизистых оболочек, радиационная нейропатия.

Способ применения и дозировка Актовегин раствор для инъекций 40мг/мл 2мл

Инструкции по использованию ампул с одной точкой излома: а) расположить кончик ампулы точкой кверху! б) осторожно постукивая пальцем и встряхивая ампулу дать раствору из кончика ампулы стечь вниз. в) отломать кончик ампулы. Общие рекомендации по дозированию. В зависимости от тяжести клинической картины, начальная доза составляет 10-20 мл внутривенно или внутриартериально в сутки; при дальнейшем лечении 5-10 мл внутривенно или 5 мл внутримышечно. При введении в форме инфузий к 200-300 мл основного раствора (изотонический раствор хлорида натрия или 5 % раствор глюкозы) добавляют 10-20 мл препарата. Скорость введения: около 2 мл/мин. Дозы в зависимости от показаний. Нарушения церебрального кровообращения и метаболизма: в начале лечения 10 — 20 мл внутривенно ежедневно в течение двух недель, далее 5-10 мл внутривенно 3-4 раза в неделю в течение не менее 2 недель. Ишемический инсульт: 20-50 мл в 200-300 мл основного раствора внутривенно капельно ежедневно в течение 1 недели, далее по 10 — 20 мл внутривенно капельно — 2 недели. Ангиопатия: 20-30 мл препарата в 200 мл основного раствора внутриартериально или внутривенно ежедневно; продолжительность лечения около 4 недель. Трофические и другие плохо заживающие язвы, ожоги: 10 мл внутривенно или 5 мл внутримышечно ежедневно или 3-4 раза в неделю в зависимости от процесса заживления (дополнительно к местному лечению препаратом Актовегин в лекарственных формах для местного применения). Профилактика и лечение радиационных повреждений кожных покровов и слизистой оболочки: средняя доза составляет 5 мл внутривенно ежедневно в перерывах радиационного воздействия. Радиационный цистит: ежедневно 10 мл трансуретрально в сочетании с терапией антибиотиками.

Противопоказания Актовегин раствор для инъекций 40мг/мл 2мл

Гиперчувствительность к препарату или аналогичным препаратам.

Фармакологическое действие

Фармакодинамика. Антигипоксант. Препарат является гемодериватом, который получают посредством диализа и ультрафильтрации (проходят соединения с молекулярной массой менее 5000 дальтон). Положительно влияет на транспорт и утилизацию глюкозы, стимулирует потребление кислорода (что приводит к стабилизации плазматических мембран клеток при ишемии и снижению образования лактатов) обладая, таким образом, антигипоксическим действием, которое начинает проявляться самое позднее через 30 мин после перентерального введения и достигает максимума в среднем через 3 ч (2-6 ч). Препарат увеличивает концентрации АТФ, АДФ, фосфокреатина, а также аминокислот – глутамата, аспартата и ГАМК. Применение препарата для ускорения заживления ран также основано на упомянутых выше данных, при этом улучшаются не только морфологические, но и биохимические параметры грануляций – повышается концентрация ДНК, гемоглобина и гидроксипролина. Фармакокинетика. С помощью фармакокинетических методов невозможно изучать фармакокинетические показатели препарата, поскольку он состоит только из физиологических компонентов, которые обычно присутствуют в организме. До настоящего времени не обнаружено снижение фармакологического эффекта гемодериватов у больных с измененной фармакокинетикой (например, печеночная или почечная недостаточность, изменения метаболизма, связанные с преклонным возрастом, а также особенности метаболизма у новорожденных).

Побочное действие Актовегин раствор для инъекций 40мг/мл 2мл

Аллергические реакции (например, крапивница, отеки, лекарственная лихорадка).В таких случаях лечение препаратом необходимо прекратить. При необходимости проводят стандартную терапию аллергических реакций (антигистаминные средства и/или кортикостероиды).

Передозировка

Нет данных.

Взаимодействие Актовегин раствор для инъекций 40мг/мл 2мл

Нет данных.

Особые указания

С осторожностью. Сердечная недостаточность II — III степени, отек легких, олигурия, анурия, гипергидратация, сахарный диабет, гипергликемия; беременность, период лактации. Применение при беременности и лактации допускается. В случае внутримышечного способа применения вводят медленно не более 5 мл. Из-за возможности возникновения анафилактической реакции рекомендуется проводить пробную инъекцию (2 мл внутримышечно). Необходимо соблюдать условия асептики, поскольку Актовегин для инъекций не содержит консервантов. Раствор для инъекций имеет слегка желтоватый оттенок. Интенсивность окраски может варьироваться от одной партии к другой в зависимости от особенностей использованных исходных материалов, однако это не сказывается отрицательно на активности препарата или его переносимости. После вскрытия ампулы раствор нельзя хранить и использовать хранившийся раствор.

Условия хранения

Хранить в защищенном от света, недоступном для детей месте при температуре от 18 до 25 С.

Информация о лекарственных препаратах, размещенная на AptekaMos.ru, не должна использоваться неспециалистами для самостоятельного принятия решения об их покупке и применении без консультации врача.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС77-44705 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 21 апреля 2011 года.

• Инструкция по применению Актовегин раствор для инъекций 40мг/мл 2мл.

• Способ применения и дозировка, состав, побочное действие и взаимодействие Актовегин раствор для инъекций 40мг/мл 2мл

  • Виросепт
  • Ингавирин  капсулы 90мг 
  • Геделикс сироп
  • Валокордин
  • Кардиомагнил
  • Декскетопрофен Органика

Фарматека » некоторые аспекты применения актовегина в рамках программ вспомогательных репродуктивных технологий

Обосновывается необходимость применения в составе программ вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) препаратов, обладающих антигипоксическим и метаболическим действием, таких как Актавегин.

Указывается, что применение Актовегина на ранних сроках беременноcти, наступившей после применения методов ВРТ, в большинстве случаев ассоциируется с благоприятными акушерскими и перинатальными исходами.

У женщин позднего репродуктивного возраста со сниженным овариальным резервом препарат широко используется для оптимизации роста фолликулов и получения зрелых, годных для оплодотворения ооцитов.

В целом многообразие лечебных эффектов препарата Актовегин делает целесообразным включение его в комплекс профилактических и лечебных мероприятий, используемых в рамках программ ВРТ, повышая вероятность сохранения и восстановления репродуктивного здоровья женщин.

Проблемы преодоления женского бесплодия несомненно являются весьма актуальными для современной медицины, и поиски путей повышения эффективности проводимых в этом направлении лечебных мероприятий продолжаются.

Частота бесплодных браков в нашей стране, по данным ряда исследователей, составляет 12–15 % и имеет тенденцию к росту. Такая демографическая ситуация, разумеется, способствует более широкому внедрению вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) для планирования беременности.

Современный уровень развития медицинских технологий позволяет повысить эффективность проводимых программ экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и частоту наступления беременности до 35–50 % из расчета на перенос эмбрионов в полость матки.

Показатели варьируются, по данным различных авторов, в широких пределах и зависят от генеза, а также длительности бесплодия, возраста пациенток и множества других факторов.

Однако частота прерывания беременностей, наступивших в рамках программ ЭКО, по-прежнему остается высокой, достигая у определенного контингента пациенток 66 % [15, 16].

Беременные после ЭКО составляют группу риска по невынашиванию беременности, развитию гестоза и плацентарной недостаточности [1, 12, 19].

Отягощенное течение беременности у этого контингента женщин связано, как правило, с более старшим возрастом, сопутствующими акушерско-гинекологическими заболеваниями и большей вероятностью многоплодных беременностей.

Указанные обстоятельства диктуют необходимость назначения помимо стандартной комплексной гормональной и токолитической терапии препаратов, обладающих антигипоксическим и метаболическим действиями.

К числу лекарственных средств, отвечающих данным требованиям, относится Актовегин (Никомед ГмбХ, Австрия) – высокоочищенный гемодериват из крови молодых телят, содержащий комплекс микроэлементов, аминокислот и низкомолекулярных пептидов.

Установлено, что Актовегин способствует увеличению утилизации и потребления кислорода (повышает устойчивость к гипоксии), усиливает энергетический метаболизм и увеличивает потребление глюкозы.

Суммарный эффект всех этих процессов состоит в усилении энергетического статуса клетки, особенно в условиях кислородной недостаточности. Препарат не обладает иммуногенностью и органоспецифичностью, апирогенен.

Оказывает выраженные антигипоксические, антиоксидантные и метаболические эффекты за счет усиления транспорта глюкозы в ткани и увеличения синтеза АТФ, активации фермента супероксиддисмутазы, подавляющей процессы перекисного окисления липидов.

Метаболическое действие Акто-вегина связано с входящими в его состав компонентами, в частности микроэлементами, аминокислотами, низкомолекулярными пептидами, усиливающими работу внутриклеточных систем. Благодаря перечисленным механизмам действия препарат значительно улучшает функциональное состояние клеток, нормализуя функции тканей и органов.

По данным Назаренко Т.А. и соавт., применение Актовегина на ранних сроках беременноcти, наступившей после применения методов ВРТ, в большинстве случаев ассоциируется с благоприятными акушерскими и перинатальными исходами [19]. Препарат назначают по 200 мг в таблетках 2–3 раза в день вплоть до родоразрешения.

Актовегин также с успехом используется у беременных с угрожающим самопроизвольным выкидышем в I триместре беременности, особенно при наличии ретрохориальной гематомы [4].

Для профилактики первичной плацентарной недостаточности у беременных из группы риска проводится внутривенное введение Актовегина в дозе 5 мл (200 мг) вместе с 200–400 мл физиологического раствора хлористого натрия или 5 % глюкозы. По данным Стрижакова и соавт. [9, 19], на фоне применения Актовегина в 51,7 % случаев наблюдается улучшение и в 21,5 % – стабилизация плацентарного кровотока.

На основании результатов проведенных исследований установлено, что использование Актовегина для коррекции гипоксии во время родов улучшает перинатальные исходы. Показано, что под влиянием инфузий Актовегина происходит улучшение кислородного гомеостаза плода в родах.

Известно, что в условиях внутриклеточной недостаточности кислорода клетка обеспечивает собственные энергетические потребности за счет активации процессов анаэробного гликолиза. Истощение внутренних энергетических резервов ведет к деструкции клеточных мембран, разрушению клеток и тканевому ацидозу.

Длительное изменение внутриклеточного метаболизма в сторону преобладания анаэробных процессов является одним из ведущих патогенетических механизмов развития гипоксических и ишемических повреждений органов и тканей.

Актовегин оказывает системное действие на организм, увеличивая кислородный энергообмен в клетках, находящихся в состоянии метаболической недостаточности [3, 9, 18].

На основании имеющихся данных о метаболическом, антигипоксическом и некоторых других эффектах Актовегина его применение в рамках программ ВРТ в последние годы значительно расширилось.

Это обусловлено изменениями в структуре женского бесплодия, формированием определенных групп пациенток, восстановление репродуктивной функции которых требует включения в комплексную терапию дополнительных препаратов.

Значительные социально-экономи-ческие изменения, произошедшие за последние десятилетия, успехи медицинской науки оказали существенное влияние на контингент пациенток, обращающихся за помощью в клиники ВРТ. Среди них возросло число женщин, находящихся в позднем репродуктивном возрасте, имеющих отягощенный акушерско-гинекологический анамнез, предпринимавших в прошлом неэффективные попытки ЭКО.

Репродуктивному здоровью женщин позднего репродуктивного возраста (35–44 года) в последнее время стали уделять особое внимание, что связано, помимо прочего, с заметным увеличением численности женского населения этой возрастной категории.

В России они составляют 30 % от числа всех женщин репродуктивного возраста.

Поискам методов оптимизации лечения этого контингента посвящена значительная часть современных медицинских исследований в сфере акушерства и гинекологии [2, 7, 8, 10, 11, 13].

Однако возраст женщины далеко не всегда является абсолютным критерием, определяющим конечный результат применения ВРТ.

Определяющую роль могут играть индивидуальные особенности организма женщины, связанные со временем менархе и менопаузы, расовые и национальные особенности, перенесенные заболевания (хронический аднексит, спаечная болезнь органов малого таза), ухудшающие кровоснабжение яичников, различные аутоиммунные поражения яичников, эндокринные нарушения, часто выражающиеся в синдроме поликистозных яичников, а также оперативные вмешательства – односторонняя аднексэктомия, резекции яичников и т. д. Все эти обстоятельства могут существенно влиять на количество оставшихся в яичниках фолликулов и далеко не всегда связаны с возрастом пациенток. Тем не менее возраст женщины является одним из важных факторов, влияющих на эффективность методов ВРТ, поскольку этот параметр непосредственно связан с качеством яйцеклеток, находящихся в яичниках. Данный показатель также не является абсолютным, поскольку у 45-летней женщины могут быть яйцеклетки хорошего качества и она может сохранять достаточно высокую фертильность, хотя такого рода ситуация чаще все же нестандартная, чем обычная. По данным Broekmans F. и соавт. [14], эффективность программ ЭКО у пациенток старше 40 лет составляет 10–13 %. К 44 годам эффективность лечения бесплодия еще больше снижается (до 3 % на цикл) [17].

С другой стороны, встречаются женщины, у которых и в 25 лет отмечается наличие “некачественных” яйцеклеток, вследствие чего они могут даже нуждаться в донации ооцитов.

Планируемая эффективность программ ВРТ напрямую связана с состоянием овариального резерва, возрастом пациентки, длительностью бесплодия и многими иными факторами.

Для оценки состояния яичников используется термин “овариальный резерв”, характеризующийся количеством антральных фолликулов в обоих яичниках, содержанием фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) на 2–3-й день менструального цикла, а также уровнем антимюллерового гормона (АМГ).

На основании оценки вышеперечисленных показателей можно сделать заключение о состоянии овариального резерва женщины.

Так, низкий овариальный резерв предполагается, если:

  • возраст пациентки > 35 лет;
  • уровень ФСГ на 2–3-й день менструального цикла > 10 МЕ/л;
  • число антральных фолликулов менее 10 мм в диаметре на 2–3-й день менструального цикла < 5 в каждом яичнике;
  • объем яичника < 8 см3;
  • низкое содержание антимюллерова гормона.

С учетом выраженных антигипоксических, антиоксидантных и метаболических эффектов Актовегина этот препарат широко используется в рамках подготовки пациенток со сниженным овариальным резервом в циклах до и во время стимуляции суперовуляции для оптимизации роста фолликулов и получения зрелых, годных к оплодотворению ооцитов. Актовегин может вводиться внутривенно капельно в цикле подготовки (5 мл на 200–400 мл физиологического раствора) и перорально в таблетках в циклах индуцированной суперовуляции.

Для преодоления бесплодия методами ВРТ большое значение имеет не только получение достаточного количества качественных ооцитов, но и создание оптимальных условий для имплантации перенесенных в полость матки эмбрионов.

Так, у женщин, перенесших одностороннюю оварио- или аднексэктомию, наиболее выраженные патологические изменения происходят на уровне маточных артерий.

Характерными патологическими особенностями гемодинамики в маточных артериях таких женщин являются асимметрия кровотока в исходном состоянии, асинхронность снижения показателей кривых скорости кровотока в динамике лечебного цикла при относительном сохранении интенсивности кровотока лишь на стороне сохраненного яичника. Такое нарушение маточной гемодинамики, по-видимому, объясняет достоверно низкую частоту наступления беременности в программах ВРТ с более высокой частотой самопроизвольных абортов в ранние сроки гестации [5].

В настоящее время большое внимание уделяется не только повышению качества ооцитов и эмбрионов, но и изучению роли факторов эндометрия, влияющих на имплантацию [2, 10, 11].

Частой проблемой у женщин, обращающихся за помощью в клиники ВРТ, является патология эндометрия [20, 21].

Еще одной причиной снижения восприимчивости эндометрия и имплантационных потерь может быть неадекватность кровотока в тканях матки.

У некоторых женщин использование в программах ЭКО схем гормональной стимуляции закономерно приводит к активации свертывающей системы крови и как следствие – к нарушению микроциркуляторных процессов в эндометрии [21].

Применение Актовегина у данных категорий пациенток наряду с фибринолитическими и антиагрегантными препаратами нормализует микроциркуляцию в тканях матки и яичников, улучшая прогноз проводимого лечения.

Зачастую на фоне индукции суперовуляции отмечаются неадекватный рост и трансформация эндометрия за счет перенесенного хронического воспаления, травматизации слизистой оболочки эндометрия частыми внутриматочными вмешательствами, нарушения местного рецепторного аппарата.

По данным некоторых исследователей, частота развития хронического эндометрита у пациенток с бесплодием и неудачными попытками ЭКО в анамнезе превышает 65 %. Этот контингент женщин требует тщательной подготовки и дополнительной медикаментозной терапии перед проведением программ ВРТ.

Назначение Актовегина после курса антибактериальной терапии в составе комплексного лечения (гестагены, физио-, гирудотерапия, гипербарическая оксигенация и т. д.) дает хороший лечебный эффект.

В частности, данные ультразвукового исследования в циклах индуцированной суперовуляции и при подготовке к переносу криоконсервированных эмбрионов позволяют отметить признаки адекватного роста эндометрия и его секреторной трансформации.

На основании вышеизложенного можно сделать выводы о целесообразности назначения препарата Актовегин в составе общепринятых медикаментозных схем определенным группам пациенток с бесплодием и необходимостью дальнейших исследований.

Многообразие лечебных эффектов препарата Актовегин обусловливает включение его в комплекс профилактических и лечебных мероприятий, используемых в рамках программ ВРТ, повышая вероятность сохранения и восстановления репродуктивного здоровья женщин.

  1. Афанасьева Н.В., Стрижаков А.Н. Исходы беременности и родов при фетоплацентарной недостаточности различной степени тяжести // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2004. Т. 3. № 2. С. 7–13.
  2. Барыкина А.Б. ЭКО в естественных циклах и модифицированные протоколы (обзор литературы) // Проблемы репродукции. 2005. Т. 6. № 11. С. 39–45.
  3. Громыко Г.Л. Актовегин: опыт применения в акушерской практике / Под редакцией Айламазяна Э.К. СПб., 2000. C. 33–41.
  4. Игнатко И.В., Львова А.Г. Применение актовегина у беременных с ретрохориальной гематомой при невынашивании // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2003. № 4. C. 28–32.
  5. Казанцева Т.А., Клепикова А.А., Сагамонова К.Ю. Особенности кровоснабжения яичников и матки у больных с сохраненным репродуктивным аппаратом и после односторонней оварио- или аднексэктомии в програмах ЭКО / Материалы XVII ежегодной международной конференции РАРЧ “Репродуктивные технологии сегодня и завтра”. 2007. 46 с.
  6. Стрижаков А.Н., Здановский В.М., Мусаев З.М., Коломнина Е.А., Витязева И.И. Ведение беременности после экстракорпорального оплодотворения и переноса эмбрионов: осложнения и их лечение // Акушерство и гинекология. 2000. № 2. C. 22–26.
  7. Назаренко Т.А., Мишиева Н.Г., Фанченко Н.Д. и др. Значение оценки овариального резерва в лечении бесплодия у женщин старшего репродуктивного возраста // Проблемы репродукции. 2005. № 2.
  8. Охтырская Т.А., Яворовская К.А., Шуршалина А.В. Роль наследственных и приобретенных тромбофилий в реализации программ ВРТ / Материалы XIX международной конференции РАРЧ. 41 с.
  9. Использование актовегина в терапии хро-нической гипоксии плода в интранатальном периоде. Кафедра акушерства и гинекологии ФППО Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова // Проблемы репродукции. 2004. № 4.
  10. Силантьева Е.С. Использование физиотерапии – новая возможность подготовки эндометрия к беременности / Тезисы XVII международной конференции РАРЧ. 2007. 52 с.
  11. Силантьева Е.С. Репродуктивные технологии сегодня и завтра. Интеграция физи-ческих методов лечения в современные алгоритмы лечения бесплодия / Материалы XIX международной конференции РАРЧ. 2009.
  12. Стрижаков А.Н., Макацария А.Д., Игнатко И.В. и др. Особенности системы гемостаза у беременных с гестозом и плацентарной недостаточностью // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2007. Т. 6. № 3. C. 5–12.
  13. Судома И.А., Маслий Ю.В. Алгоритм обследования и лечения пациентов с многократными неудачными программами вспомогательных репродуктивных технологий // Материалы XVII ежегодной международной конференции РАРЧ “Репродуктивные технологии сегодня и завтра”. 2007. C. 20–21.
  14. Broekmans FJ, Soules MR, Fauser BC. Ovarian aging: mechanisms and clinical consequences. Endocrine Reviews 2009;30(5):465–93.
  15. Govaerts I, Devreker F, Koening I, et al. Comparison of pregnancy outcome after intracytoplasmatic sperm injection and in vitro fertilization. Hum Reprod 1998;13(6):1514–8.
  16. Simon C, Landeras J, Zuzuarregui J, et al. Early pregnancy losses in vitro fertilization and oocyte donation. Fertil Steril 1999; 72:1061–5.
  17. Klipstein S, Regan M, Ryley DA, et al. One last chance for pregnancy: a review of 2,705 in vitro fertilization cycles initiated in women age 40 years and above. Fertility and sterility 2005;84(2):435–45.
  18. Lominadze AA, Sharvashidze NK. Assessment of fetus' hypoxia treatment with actovegin. Georgian Med News 2006;138:65–8.
  19. Nazarenko TA, Lysaya TN, Smirnova AA, et al. Early pregnancy management after art. Russ J Hum Reprod 2003;4:56–8.
  20. Diedrich K, Fauser BC, Devroey P, et al. The role of the endometrium and embryo in human implantation. Hum Reprod Update 2007; 13(4):365–77.
  21. Cicinelli E, De Ziegler D, Nicoletti R, et al. Chronic endometritis: correlation among hysteroscopic, histologic, and bacteriologic findings in a prospective trial with 2190 consecutive office hysteroscopies. Fertil Steril 2008; 89(3):677–84.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *